Дмитрий Коновалов: «Крафтовое пиво в Саратове – премиальный продукт»

Alcoanimals уже писали пабах «Декабрист» в Саратове. За время, прошедшее с момента той публикации, в городе появился еще одно заведение этой сети, которая уже сейчас вполне можно назвать одной из наиболее динамично развивающихся в России. Корреспондент AlcoAnimals поговорил с основателем «Декабриста» Дмитрием Коноваловым о том, почему ситуация с крафтом в регионах совсем не похожа на то, что происходит в Москве, и что может помешать «крафтовой революции» добраться до небольших городов.

Фотографии: «Декабрист» 

– Расскажи, как ты пришел к крафту?

– Это была осень 2013 года. Я к тому моменту пива не пил где-то года четыре. Случайно наткнулся в интернете на статью, которую написали ребята из AF Brew, и пивной темой заинтересовался.

Сначала была мысль сделать баттлшоп в европейском стиле с акцентом на импортное бутылочное пиво. Потом, постепенно погружаясь в тему, несколько раз съездив в Москву, в ГлавПивМаг, мы с партнерами решили, что надо все-таки открывать бар и ставить российский крафт. Тем более «бутылочный» магазин изначального потребовал бы больше инвестиций, просто из-за того, что остаток товара в нем больше.

– Сколько времени прошло с того момента, как ты начал интересоваться крафтовым пивом и до открытия первого «Декабриста»?

– Порядка трех-четырех месяцев. В ноябре-декабре 2013 года мы удостоверились, что это надо делать, в феврале переехали в помещение, в апреле 2014-го открылся первый паб на улице Зарубина, спустя два месяца – другой, рядом с городским парком. Сейчас в Саратове работают четыре «Декабриста», причем те, что открылись недавно, уже идут вровень со «старыми».

Dekabrist Saratov

– Как ты оценивал возможные риски или все создавалось на чистом энтузиазме?

– Мне просто хотелось, чтобы крафт появился в Саратове. Если бы кто-то до меня или даже сейчас откроет здесь еще один крафтовый магазин или паб, я с удовольствием это место буду посещать. Не думаю, что ближайшие три-четыре года среди крафтовых баров будет какая-то серьезная конкуренция. Всегда можно сделать ассортимент пива, который будет совершенно не похож на тот, что в баре напротив.

Но и финансовая модель у нас довольно четко просчитана. К моменту открытия «Декабриста» у меня было свое дело и две франшизы за плечами. Мы изначально понимали, какая у нас должна быть минимальная прибыль – 30 тысяч рублей, чтобы хватало на зарплату барменам. Сейчас, понятно, эта сумма больше.

– Откуда появилось такое название – «Декабрист»?

– Не хотелось называть а ля «Бирфест», «Бирстрит», «Пивной рай», «Пивной мир» и так далее. Не хотелось никого обманывать. Люди заходят и ищут пиво по сто рублей за литр, а я предлагаю за 350. Как минимум человеку обидно, что он свое время потратил. Поэтому старались выбрать нейтральное название. Может быть, с таким легким романтическим флером.

Dekabrist Saratov

– С какими сложностями столкнулись в начале работы?

– Основная сложность – логистика, потому что поначалу было вообще непонятно, как привозить пиво, особенно из Питера. Транспортные компании в основном доставляют грузы в обычных фурах, без терморегуляции. На то, чтобы решить эту проблему, у нас ушло месяца четыре, а сначала мы сами возили пиво на собственных машинах: вечером или в ночь выезжаешь из Саратова, утром – в Москве, грузишься, гонишь обратно, чтобы к вечеру положить бутылки в холодильник.

– С какими крафтовыми пивоварнями сотрудничаете?

– На постоянной основе сотрудничаем с восемью пивоварнями. Особенно хорошие отношения у нас сложились с Вячеславом Ветелевым (LaBEERint Brewery), Александром Белковым (Одна тонна), Денисом Сальниковым (Salden’s) – с ним мы, наверное, успели прыгнуть в последний вагон, потому что спрос по его пиву превышает предложение раза в три-четыре. С Velka Morava установили контакты. Вообще мы открыты для всех предложений.

Dekabrist Saratov

– Как ты можешь описать ситуацию с пивоварением в Поволжье? Кто из местных пивоваров у тебя на слуху?

– Из нашего региона я знаю самарцев Jaw Pike, в Тамбове действует контрактная пивоварня [3Вee’s Brewery – прим. ред.]. В Саратовской области есть крафтовая пивоварня Сергея Миронова – это такая отдельная ветка крафта (улыбается). Мы общались с ее основателем – у него в Хвалынске свой горнолыжный курорт. В прошлом сезоне туда приехало несколько миллионов человек. То есть ты представляешь, какое количество «Балтики» и «Карлсберга» они прокачали за это время через свои бары. Действительно дешевле поставить свою пивоварню, и пиво будет свежее.

– Какова аудитория «Декабриста»?

– Мы провели маркетинговое исследование, и получилось, что наша целевая аудитория – это молодые люди в возрасте от 27 до 32 лет с зарплатой выше среднего, где-то в районе 50 тысяч рублей. В основном, молодые специалисты. В регионах крафт – менее раскрученная тема, чем в столицах. В Москве крафтовое пиво могут себе позволить больше людей, в Саратове же это – премиальный продукт.

Dekabrist Saratov

Старшее поколение сложнее к этому приходит – у них есть в голове стереотипы, что пиво должно быть таким, как в Советском Союзе – как, условно говоря, «Жигулевское». Были, правда, случаи, когда заходили люди 50-70 лет, профессора. Один из посетителей увидел, что у нас IPA продают, зашел к нам, говорит, хочу посмотреть, не разводите ли вы людей. Оказалось, что он три года жил в США, пил там только индийский светлый эль и очень был рад, что крафт, наконец, появился в России.

– В том деле, которым вы занимаетесь, очень важен воспитательный момент. Как вы привлекаете потенциальных потребителей к крафтовому пиву?

– Во-первых, у нас существует дегустационный сет. В нем представлены все восемь позиций, которые стоят на кранах. Нашим единственным вариантом рекламы были социальные сети, и сначала мы просто предлагали людям: приходите и бесплатно попробуйте. Это меняет представление людей о том, что такое пиво вообще. Второй момент – у нас идет постоянная ротация, то есть что-то старое уходит с кранов, взамен мы ставим продукцию новых пивоварен и так далее.

– Как ты думаешь, каковы перспективы «крафтовой революции» в небольших городах?

– За то время, пока работает «Декабрист», мы были свидетелями, как специализированные магазины и бары в других регионах России, открывались, недолго работали и закрывались.

Dekabrist Saratov

– В чем здесь, по-твоему, причина?

– Чтобы привозить больше интересного пива, его нужно быстро прокачивать через бары. В то же время, наценка на него в большинстве баров и магазинов выше, чем на стандартные сорта, потому что его сложнее реализовать. Это не массовый сегмент, все-таки пиво нестандартное, и таким же должен быть момент его продажи. Если вы просто хотите вложить денег, привезти крафтового пива, повесить вывеску и приходить в бар раз в неделю, то, возможно, у вас ничего не получится. Здесь важен элемент включенности в процесс. Чтобы ты сам мог встать за барную стойку, пообщаться с посетителями.

Все это может существовать в любом городе, и везде найдутся заинтересованные люди. Другое дело, что в небольших городах, меньше Саратова, как правило, очень высокие ставки аренды, что создает сложности. К примеру, в Тамбове магазин крафтового пива закрылся именно по этой причине.

Dekabrist Saratov

– Какие еще сложности ты видишь?

– Например, в Европе у тебя есть план игры на ближайшие пару лет, а в России его нет, и главная опасность, которую мы в этой связи видим – это законодательство. Оно у нас не отрегулировано. Что будет, если введут лицензирование, поставят счетчики на пивоварни? На ЦКТ в одну тонну пива ты за месяц сможешь сварить пять тонн «живого» пива, а можешь вообще ничего не сделать, потому что ты поставил русский имперский стаут, и он только месяца через три будет готов. И еще очень важно, чтобы не размылось само понятие крафта и мы бы пришли к единому пониманию, что такое крафтовая пивоварня.

Dekabrist Saratov

– К нашей отечественной интерпретации?

– Возможно. Хотя, мне кажется, что если интерпретация и появится, то в ней, с учетом русского бюрократизма, будет просто какой-то перечень сортов.

– В этой связи у тебя нет ощущения, что «крафтовая революция» в России – это просто модное явление, которое скоро сойдет на нет?

– Во время нашей последней встречи с Денисом Сальниковым я задал ему тот же вопрос и услышал в ответ: «Человечество шесть тысяч лет пьет пиво, и вроде пока никому не надоело».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − 7 =